Тайное чувство собственной бесполезности

Тема: Быть человеком, Поиск смысла

Эдвард Хоппер «Полуночники»

Как человек, я постоянно ищу смысл. Задаюсь вопросом «что на самом деле важно?», стремлюсь делать то,  что имеет ценность, нахожу прекрасное в общении и в других людях. Также я ищу смысл и в собственной жизни – хочу, чтобы моя жизнь имела ценность. Поиск смысла наполняет, но сама эта позиция имеет один важный недостаток.


Обесценивание и ценность дарованная извне

Соблазн кроется в том, чтобы поверить в то, что моя жизнь нуждается в чем-то внешнем, чтобы себя оправдать, что моя жизнь не ценна сама по себе. Тогда получается, что смысл и ценность моей жизни лежат где-то вовне. И тогда выходит, что лично моя ценность может быть дарована кем-то извне. Когда я получаю одобрительную внешнюю оценку – я ценен. Если не получаю – «моя жизнь бесполезна», я чувствую себя уязвлённым.

Это фундаментальная ошибка, которую мы постоянно совершаем. И делая эту ошибку, мы неизбежно погружаемся в пучину депрессии, стыда, зависти и злости. Мы боимся быть внезапно разоблачёнными: «Они все узнают, что я самозванец». Это не совсем чувство вины. Это больше похоже на стыд, на страх быть оцененным, страх … быть обесцененным. Меня оценят, как плохого, дефектного, бесполезного, слабого. Оценят, как не имеющего собственной ценности.

Мы боимся мнения окружающих и того, что у этого мнения есть сила нас разрушить. Человек может легко узнать этот страх, а может отрицать. В этом состоянии мы становимся завистливыми: «Они достойны. Они так в себе уверены. Как они это делают?». Мы сравниваем себя с другими, чувствуем, что нам чего-то не хватает. Так можно уйти в депрессию, подавленность. Другая крайность – можно почувствовать гнев.

Гнев – это мощное чувство, сильное. Он может помочь преодолеть депрессию. Гнев, злость, агрессия, направлены на восстановление справедливости. Это праведное чувство. Когда мы злимся, мы уже не где-то там, далеко внизу, на социальных задворках. Теперь мы возвышаемся, чувствуем себя «сверху». Появляется чувство презрения к их «поддельной уверенности и лживому превосходству». Так уже второй раз появляется обесценивание – «Они думают, что они хорошие, но я-то знаю, какие они идиоты». Мы возвышаем себя, обесценивая других.

Перфекционизм

Что-то в этой игре не так. Возможно, если мы сможем сформулировать, назвать свой стыд, то сможем начать освобождаться. Возможно, тогда мы сможем иначе относиться к другим, сможем стать менее осуждающими и не такими одинокими. Может быть, стоит отнестись к этому стыду иначе, возможно в жизни есть что-то более ценное. Но признание нашего стыда требует того, чтобы мы с ним столкнулись, повернулись к нему лицом. А это трудно, потому что мы обвиняем, чтобы чувствовать себя виноватыми.

Мы повторяем одну и ту же историю много-много раз. И уже сами начинаем в неё верить. В защитной позиции собственного превосходства (и неполноценности других) в конце концов, мы теряем себя.

Для того чтобы верить в собственное превосходство, человек должен придерживаться перфекционистских стандартов. Если мы достигли планки – отлично, «я – молодец». Если нет – то вместо того, чтобы отнестись к себе, как к простому человеку, мы чувствуем себя бесполезными и бестолковыми. Человек в такой ситуации может даже обратиться к терапевту или психологу. Но только для того, чтобы улучшить, усовершенствовать себя, достигнуть своего стандарта.

В подобной ситуации человек может столкнуться с некоторым разочарованием и обесцениванием. Потому что психолог может распознать нашу игру и отказаться ее поддерживать. Важно, чтобы мы стали мудрее, приняли свою неидеальную человеческую природу, стали более сострадательными к себе и другим, пережили красоту нашей обыденной жизни. Подобную мудрость очень тяжело прожить на уровне осознания. Мы хотим гарантий и мы верим, что эти гарантии можно получить став идеальным. А без гарантий – страшно, мы боимся, что можем развалиться. Подробнее я писал об этом в статье «Принцип реальности».

Фундаментальная ошибка

Все это ошибка. И это действительно так. Ошибка состоит в том, чтобы видеть нашу собственную ценность, как нечто условное, основанное на мнении других.

Ошибка состоит в том, чтобы видеть нашу собственную ценность, как нечто условное, основанное на мнении других

Моё детство прошло на море, в маленьком провинциальном городке. Я часто любил и до сих пор люблю просто смотреть на море… облака… на то, как в порт заходят корабли, чувствовать ветер и песок, вдыхать сырой воздух. Как-то в ноябре я прилетел на 3 дня в это место просто для того, чтобы погулять у моря. И всегда находились люди, которые спрашивали меня «и что в этом толку?», считая это праздностью, бездельем, фантазируя, что со мной что-то случилось. Но это не было вопросом. Это было утверждение «твое увлечение не имеет никакой ценности». Если бы мне задали такой вопрос сейчас, то я бы спросил – «а что толку в вашей жизни?». Без желания обидеть, задеть или сумничать. Это было бы достаточно серьёзным приглашением обратить внимание на то, что действительно имеет ценность и как.

Бесполезные вещи

Многие вещи, которые мы ценим больше всего, не служат никакой пользе. Конечно, они могут иметь вторичное значение, вторичную пользу, которую они приносят,  но их фундаментальное значение не состоит в том, чтобы приносить пользу.  Жизнь, красота, доброта, правда, человечность – сами по себе эти понятия не служат никакой функции. Они просто ценны сами по себе. Как сказал бы Кант, они являются самоцелью. И другие вещи, обретают ценность и пользу в качестве средства для достижения этих понятий.

Многие вещи, которые мы ценим больше всего, не служат никакой пользе: жизнь, красота, доброта, правда, человечность

Проблема с вопросом, который мне задавали те люди, состоит в том, что это был не вопрос, а утверждение. Это было выражение уверенности. Все уже было решено, и другой человек не был открыт к тому, чтобы узнать что-то новое или услышать ответ. Без открытого пространства, без пространства для чуда и чего-то неизвестного, человек слеп. Люди часто делают эту ошибку, сохраняя закрытый ум. Некоторые думают, что «умность» их ума автоматически означает их открытость к новому. Но, как писал какой-то известный философ, “Умный человек, который гордится своим умом – как осуждённый, который гордится своей большой клеткой”.

Вещи, которые ценны сами по себе – это вещи достойные восхищения. Наша жизнь ценна именно в этом смысле. Это проявляется в том, как мы жертвуем собой ради тех, кого ценим. Или  помогаем тем, кто рядом. Сильнее это проявляется тогда, когда есть любовь. Мы любим безоговорочно, потому что переживаем других людей, как безусловно ценных. Мы делаем это вследствие ценности, которую видим в других просто как в человеческих существах. Когда мы сталкиваемся с подобными ценностными проявлениями, мы при всем желании не можем найти более глубокого объяснения. Нам остаётся только восхищаться тем, что это есть и входить в ещё более глубокий резонанс.

Ответственность за формирование своего мира

Эта логика круговая. То, как мы видим других, становится тем, как мы видим себя.

В пространстве, в котором другой человек ценен безусловно, появляется и твоя собственная ценность, не требующая обоснования

Какие слова вы используете для описания других людей, когда едете по дороге или пешком, на метро? Позаботьтесь об этом, потому что ваша внутренняя, бессознательная логика в конечном счёте, применит эти описания к вам.

Когда мы смотрим на других, как на мрачных, корыстных, невнимательных людей, относимся к другим презрительно, то, в конечном итоге, мы тоже, несмотря на наши отчаянные психологические защиты, существуем в том же мире и имеем туже природу.

Трудно измениться. Трудно перешагнуть через свой страх, основанный на агрессивных защитах. Гораздо легче приписать нашу оценку происходящего чему-то внешнему. Но мы должны изучить и потом изменить наше восприятие ценности жизни, если хотим войти в опыт, связанный с иным качеством жизни. И когда мы делаем это, пусть не на всегда, но даже на какое-то время, мы ясно видим, что прошлое наше прежнее пространство было ограничено и ошибочно.